Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

1

 

 

Журнал ZA-ZA № 21

  

 

В НОМЕРЕ:

 Михаил Полюга. Это все, что с нами было? Стихи

 

Стихотворения Михаила Полюги читаются на одном дыхании. И для этого не обязательно – поймать волну, быть на одном нотном восприятии мира с автором. Его поэзия обладает некими флюидами притяжения. Эдакого жжения жизни. Жжения одиночеством, тоской… Здесь – стоп. При полном присутствии смерти в публикуемой подборке, в стихах Полюги нет безысходности. А есть спокойное принятие аксиомы, что – да, открыты небеса. И мы в их абсолют- ной власти. Но жизнь ещё бежит сквозь нас. Даруя маттиоловые страсти. Читайте стихи автора.

                                                                                                                                                       Ирина Жураковская

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-21.pdf

 

 

 

 

2

 

Журнал ZA-ZA № 24

 

В НОМЕРЕ

Михаил Полюга. Рассказы из книги "Ребро Адама"

 

В номере – три рассказа Михаила Полюги «Двое на раскладном диване», «В половине первого ночи» и «Квартира» — три разные истории, но прочитанные вместе они дополняют друг друга и ведут к знакомой нам с детства истине Николая Островского: «Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы», а именно: любить, прощать, ценить каждый миг рядом с близкими людьми, иначе не останется ничего, как хранить память о них, потому что время преходяще, и от прошлого никому из нас не вернут ключа. 
                                                                                                                                                      Маргарита Пальшина

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-24.pdf 

 

 

 

 

 

3

 

Журнал ZA-ZA № 25

 

 

В  ЭЛЕКТРОННОМ НОМЕРЕ

Михаил Полюга. После пятидесяти... Стихотворения 

 

 

 

 

 

 ZA-ZA.NET

 

 

 

 

4

                                            

    

Вдохнуть жизнь в слово: о прозе Михаила Полюги  

(О книге «Ребро Адама»)

 

«Жизнь человека выражается в отношении конечного к бесконечному», — этой формулой И.Бунина можно описать и прозу Михаила Полюги.  

В современном мире жизнь, смерть, любовь, ненависть… —  всего лишь слова, и в наш скоростной, перенасыщенный информацией век мы привыкли смотреть на всё поверхностно: миллионы жизней проходят и обрываются у нас на глазах. СМИ подкидывают «горячие» сюжеты, современное искусство стремится не отставать. Чаще всего мы спрашиваем себя: «Как стать успешным?», нежели: «Кто есть я? Какой я человек?». Но куда мы хотим успеть, если не можем найти своё место в мире, предназначение, а вместо этого живём по чужим «глянцевым» меркам, в обществе «подмены ценностей и понятий»?  

Литература сегодня, наверное, единственный врачеватель сознания. Не остросюжетная беллетристика, а именно литература, сохранившая верность традициям. Литература, поднимающая извечные вопросы бытия и обращённая к человеку духовному. 

В прозе Михаила Полюги высшей ценностью становится простая человеческая жизнь, состоящая из слов и поступков. Его герои и есть мы сегодняшние с нашими сиюминутными проблемами и заботами —  и мы «вечные», унаследовавшие от предков неутолимое желание разгадать смысл сущего. Человеческая судьба складывается из только на первый взгляд незначительных фрагментов, и стоит научиться всматриваться в суть вещей, потому что каждая встреча в нашей жизни не случайна, а все события, так или иначе, оставляют след. 

«…он стал задумываться о своей жизни: все ли в ней было правильно, по тому ли пути он шел, и если не по тому, то как сложилась бы другая его жизнь? С некоторых пор его прельщала так называемая «теория параллельности», согласно которой у каждой судьбы есть несколько параллельных вариантов и путей, которые, в свою очередь, разделяются и двигаются параллельно после каждого последующего шага. Он даже определил для себя отправные точки, когда выбор дальнейшего движения мог оказаться иным, и принялся прикидывать так и эдак, чего бы он добился, живи иначе…».

Книга рассказов «Ребро Адама» — шестая книга прозы автора. Если читать поверхностно, то эта книга о любви к женщине. Но проза Михаила Полюги глубока и многогранна, его женщина становится метафорой вселенной. Через любовь и ненависть к ней мужчина познает не только законы человеческих взаимоотношений, но и законы существования в мире. Такая любовь становится мировоззрением, а смысл жизни видится в поиске гармонии и счастья.  

«— Он сказал: мир вам! Какой благодатный мир!

Я же, соглашаясь с нею, долго еще думал и вспоминал иное: как в купальне она спускалась по дощатым ступеням к воде, как окуналась в святую воду — в разгар зимы, в декабре! — и была потом так счастлива, что даже не ощутила озноба. И еще вспоминал, как выходила она из воды — и в самом деле точно облитая серебром, — и как я, словно впервые осознавая дарованную мне свыше ослепительную наготу, сказал себе — ее же словами:

— Мир вам, и этот мир — ты!»  

Но чтобы отыскать свой мир, своё счастье, читатель вместе с героями Михаила Полюги проходит через беспощадную переоценку ценностей. Отвечает себе на вопросы: Что такое человек, почему он несчастен, нелюбим, почему он любим не так, как ему хотелось бы, почему нередко жизнь ближе для него к тоске, чем к радости? Что есть для него любовь, одиночество, измена, жизнь и смерть?

В книгах, как «Ребро Адама», не просто читают чьи-то истории, в них узнают себя. В таких книгах живут и взрослеют, и дочитывая до конца, чувствуют себя если не прозревшим, то проснувшимся к новой —  своей, а не навязанной кем-то, жизни, где «большое видится в малом», а высшей ценностью становится умение любить, ведь только став частью целого, став частью мира вокруг и жизни близкого человека, мы обретаем в себе бесконечность.

 

                                                                                                                                                                                                        Маргарита Пальшина

5

 

 

Журнал ZA-ZA № 27

 

   

В НОМЕРЕ:

 Михаил Полюга. Божий дар любви последней. Стихи

      Спасибо Михаилу Полюге, тому юному, мятежному, до срока зрелому. Наверное, это он подарил последующим поколениям поэтов-мужчин возможность открыть тайники своих душ. Ведь иначе не донеслись бы до нас элегические волны стихотворений нашего, современного Михаила Юрьевича.
       В каждой поэтической пьесе Полюги — бесценные открытия постижения самого себя. Нет, еще не итоги, но уже осознание ценности земного бытия. Обаяние поэзии Михаила Полюги в редкой по красоте гармонии мысли и слова.
                                                                                                                                               

                                                                                                                                                 Наталья Борисова

 

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-27.pdf

 

 

 

 

  "Вечерняя прогулка с сыном" 

      Рассказы. Житомир, 2016

 

  

 

 

 

                7             

      "Вечерний свет" 

       Поэзия. Житомир, 2016

          

 

8

 

Журнал ZA-ZA № 29

                                                                    

В НОМЕРЕ:   

Михаил Полюга. Дар напрасный. Повесть

    Следователь Дергачев расследует самоубийство девушки слушает депрессивные излияния близкого друга Феликса о «поглощении себя в ничто», размышляет о смысле жизни, об обстоятельствах, которые мы создаём себе сами, а потом сетуем на несчастья, о том, что «жизнь неповторимо повторяется изо дня в день», и мы имеем право лишь на то, чтобы выбрать её конец. А дома ждёт нелюбимая, казалось бы, женщина, которая «утверждает, что любит»...
Проза Михаила Полюги — многослойна. На поверхности — простой сюжет, как тонкое покрывало, сотканное из бытовых мелочей и обстоятельств. Но стоит приподнять, заглянуть, всмотреться — и отрывается непостижимая глубина чувств, философских смыслов вечных понятий, таких, как Любовь и Предательство, Правда и Ложь, Жизнь и Смерть — с заглавной буквы, потому что жизнь человеческая — великий, а не напрасный дар. Но таковой её делает лишь любовь. Жизнь имеет смысл, когда человек кому-то по-настоящему нужен, когда его любят и ждут.


                                                                                                                                                       Маргарита Пальшина

 

http://za-za-verlag.net/bumzur/za-za-29.pdf  

 

 

 

О повести "Дар напрасный"

 

Дар напрасный, дар случайный,
Жизнь, зачем ты мне дана?
Иль зачем судьбою тайной
Ты на казнь осуждена?

 

Кто меня враждебной властью
Из ничтожества воззвал,
Душу мне наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал?..

 

Цели нет передо мною:
Сердце пусто, празден ум,
И томит меня тоскою
Однозвучный жизни шум.
                   А. Пушкин. 1828

    Зачем мы живём? Вот вопрос, который стоял, стоит и сейчас - ( совершенно справедливо, ибо дарованная нам жизнь - загадка) перед всей мировой литературой. Жизнь, зачем ты нам дана? - -этот вопрос А.С Пушкина - лейтмотив повести Михаила Полюги, который назвал свою повесть пушкинскими словами из этого же стихотворения "Дар напрасный..." . Автор сделал любопытный сюжетный поворот. Герой его повести - следователь - столкнулся с двумя случаями суицида, совершенными подростками. Весна, цветёт сирень, солнце светит, природа ожила, а они - выбрасываются из окон. Первая строфа пушкинского стихотворения присутствует в повести, четверостишие выплывает (дар, напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана.... У стихотворения есть оппонент ( оппонент ли?) адвокат Феликс Павлищев, адепт творчества Розанова ("Я кончен. Зачем же я жил?!!!") полагающий, что Пушкин в стихотворении был на стороне самоубийства. Этот адвокат в конце концов тоже ушёл из жизни. Надо сказать, что повесть полемическая. интеллектуальная. Не забытт и Тютчев: "И кто в избытке ощущений, когда кипит и стынет кровь, не ведал ваших ощущений - Самоубийство и Любовь"( цит. по памяти).
    Повесть написана мастерски, отточенным пером, Впрочем, судите сами!

 

                                                                                                                                                                                                                      Мина Полянская